Главная страница
На грани невозможного
Газета издаётся с 1990 года
№12(437)

Зигмунд Фрейд и основной инстинкт

Главная памятная дата, отмеченная не так давно психологами всего мира – 150-летие со дня рождения Зигмунда Фрейда – австрийского врача-психиатра, основателя психоанализа. Он появился на свет 6 мая 1856 года во Фрайберге (Австро-Венгрия, ныне территория Чехии). Из конкретной личности он трансформировался в знак, символ, пророка или лжепророка – для кого как.
Однако все когда-то заканчивается, от восторгов и преклонения перед основателем психоанализа перешли к критике. Оппоненты заявляли: не все так просто, дело не только в сексе… «Эти люди не подозревают, что я принес им чуму», - сказал Фрейд и оказался прав. До сих пор нами правит основной инстинкт.

Случай из практики

Фрэнк Саллоуэй, историк из Массачусетского Технологического института (США), автор книги «Фрейд, биолог разума» в одном из своих интервью однажды заметил: «Каждый из опубликованных случаев Фрейда играет роль в легенде о психоанализе. Но чем больше узнаешь деталей о каждом отдельном случае, тем отчетливее проявляется образ Фрейда, искажающего факты, чтобы подогнать их под свою теорию».

Пожалуй, самое скандальное разоблачение касается случая доктора Хораса Фринка, американского психиатра, которого Фрейд подверг психоанализу, а затем сделал главой Нью-Йоркского Психоаналитического общества. Доктор Фринк в 1922 году под нажимом Фрейда развелся со своей супругой и женился на одной из бывших пациенток основателя психоанализа Анжелике Бижур. Женщина состояла в браке с американским миллионером Эйбрахом Бижуром и сама была очень богата.

Подробности об этом сногсшибательном деле сообщила Хелен Крафт, дочь доктора Фринка от первой жены. Вот ее рассказ: - «Фрейд использовал моего отца, использовал мою мать, использовал мою мачеху… Мой отец вернулся домой из Вены в 1921 году после проведенного Фрейдом психоанализа с известием, что он скрытый гомосексуалист, и что его душевным проблемам можно помочь, если он разведется с моей матерью и женится на г-же Бижур».

Доктору Фринку было трудно согласиться с поставленным ему Фрейдом диагнозом. Это видно из письма, которое основатель психоанализа написал ему в 1922 году. В послании содержалось и еще нечто, напоминающее предложение дать взятку: «Ваша гомосексуальность подразумевает, что вы еще не осознали свою фантазию сделать меня богатым человеком. Если все получится, то давайте превратим этот воображаемый подарок в действительное пожертвование Психоаналитическому Фонду».

Как утверждают некоторые юристы сегодня – подобная просьба о пожертвовании от пациента могла бы послужить основанием для возбуждения уголовного дела. Между тем, другие считают ее вполне приемлемой, если бы деньги использовались не самим психоаналитиком. Вероятно, Фрейд использовал «гомосексуальность» доктора Фринка как оправдание брака, который он задумал.

Фринк, испытывая вину перед брошенной супругой, заболел депрессивным расстройством. Однако спустя некоторое время Фрейд сказал доктору, что психоанализ закончен и ему нужно жениться на госпоже Бижур. Они вступили в брак через две недели в Париже. Хелен Крафт заявила, что - «Фрейду так хотелось, чтобы мой отец женился на Анжи Бижур, что он даже не сказал ей о трехнедельном психическом расстройстве моего отца».

Дочери Фринка удалось разыскать ряд документов о своем отце в архивах Университета Джона Хопкинса. Среди них было открытое письмо Фрейду, которое муж Анжелики Бижур собирался поместить как объявление в газете. В нем оскорбленный супруг требовал от Фрейда ответа, как тот посмел разрушить его брак.

Был ли Зигмунд неверным супругом?

Широко распространено мнение, что отец психоанализа, поставивший в своей теории сексуальность во главу угла, был по натуре пуританином и прекрасный пол его абсолютно не интересовал. На основании чего сделан такой вывод? Фрейд никогда не говорил на публике о сексе с женой. Только раз в одной из своих книг он обмолвился о Марте: «Не хотел бы ее иметь как пациентку…»

Между тем, причина замалчивания собственной интимной жизни могла быть значительно проще. Супруги большую часть жизни не имели плотской близости. Фрейд после появления на свет шестого ребенка прекратил интимные отношения с женой, опасаясь ее очередной беременности. В одном из писем (после 1895 года) своему приятелю биологу Вильгельму Флессу он однажды написал: «Ты знаешь насколько ограничены мои приятности. Не могу курить приличный табак, алкоголь для меня ничего не значит. Закончил с рождением детей, прервал контакты с людьми. Вот так – невинно и вегетирую…»

К слову, необычная плодовитость супруги сподвинула основателя психоанализа на то, что он «обеими руками» поддерживал научные изыскания Флесса. Биолог активно занимался вопросами женских и мужских биологических циклов. Фрейд спал и видел, что его приятель создаст, наконец, безопасный для здоровья метод предохранения в сексуальных отношениях. Любопытно, один из биографов выдающегося психиатра как-то сказал: если бы Фрейд занялся сам подобным вопросом, он стал бы не столько творцом психоанализа, сколько изобретателем лучшего в мире презерватива.

Современники Фрейда были разочарованы его сексуальной холодностью. Например, графиня Анна де Ноанс (французская поэтесса), после знакомства с основателем психоанализа не скрывая сожаления заметила: «Как такой человек мог написать столько сексуальных книг! Я уверена, что он никогда не изменял своей жене. Это просто ненормально. Это скандал».

И, тем не менее, далеко не все исследователи жизни Фрейда разделяют подобную точку зрения. Отдельные биографы предполагают, что он имел близкие отношения с сестрой Марты, Минной. Все основания для такой версии есть. Минна переехала на постоянное место жительства к Фрейдам после рождения шестого ребенка. Известно, что в отдельные годы Зигмунд путешествовал с ней чаще, чем с собственной женой. Сестра Марты была «одаренной женщиной с дикой, страстной натурой». Подобные женщины, в том числе и пациентки всегда привлекали Фрейда. Но несмотря на это, психиатр взял себе в жены девушку с абсолютно противоположным характером.

Фрейд и НКВД

По подсчетам исследователей доктор Фрейд за всю свою многолетнюю практику пользовал примерно около тысячи пациентов. До 1914 года ими, в основном, были очень обеспеченные люди из России. После Октябрьского переворота 1917 года клиенты перестали ездить к психоаналитику. Именно в это трудное для ученого время у него появился добровольный спонсор Макс Ефимович Эйтингон. Незаметно для Фрейда он превратил его в игрушку для собственных интересов.

Макс Ефимович был выходцем из России. Он получил в Швейцарии медицинское образование по специальности психиатрия, но врачом никогда не работал. Имел необыкновенно большое состояние и жил «на широкую ногу». Продолжительное время являлся президентом Международного психоаналитического общества, был неизменным организатором всех съездов и конференций по психоанализу. На собственные деньги издавал психоаналитическую литературу, в том числе все книги Фрейда.

К слову, известен еще один Эйтингон, упоминаний о котором в открытой печати не встречались. Наум Исаакович Эйтингон был выдающимся советским разведчиком, организатором ликвидации Троцкого. Не так давно выяснилось, что это двоюродные братья. Знал ли основатель психоанализа, что Макс Ефимович как-то связан с НКВД и что его самого фактически содержит эта организация? По-видимому нет. Скорее всего, он даже не задумывался, откуда у Эйтингона капитал и для чего тот его субсидирует.

Нужно заметить, что и сам Фрейд общался с русскими революционерами-большевиками из обеспеченных слоев общества, отдельных он пользовал. Когда они захватили власть, то превратили Москву во вторую, после Вены, столицу психоанализа. Однако, к концу двадцатых годов прошлого века последняя благополучно скончалась.

Причин тому было несколько, но основная – ученики Фрейда правдами и неправдами стремились в политику. Они даже придумали лозунг – каждый коммунист должен быть психоаналитиком, а каждый психоаналитик – коммунистом. Адепты австрийского врача были связаны в большинстве случаев со сторонниками Троцкого. Когда в результате внутрипартийной борьбы троцкизм был разгромлен, такая же участь постигла и психоаналитиков.

Сбывшееся пророчество

С 1923 года З. Фрейд болел раком правой стороны верхней челюсти. Он жестоко страдал, перенес 31 операцию, боли не стихающие ни днем, ни ночью, полностью лишили основателя психоанализа возможности работать. Вот, что рассказал о последних днях великого человека его друг и личный врач Макс Шур: - «… 21 сентября, когда я сидел у постели Фрейда, он сжал мою руку и сказал: «Мой дорогой Шур, несомненно, вы помните наш с вами первый разговор. Вы обещали не покидать меня, когда придет мой срок. Теперь в моей жизни не останется ничего, кроме бессмысленных мучений».

Когда у него появилась агония, я ввел ему подкожно морфий. Это принесло ему облегчение, и он погрузился в мирный сон. Выражение боли и страдания сошло с его лица. После двенадцати ночи я повторил инъекцию. Фрейд, несомненно, уже исчерпал все ресурсы своего организма. Он впал в кому, сознание к нему больше не возвращалось. Он умер в три часа ночи 23 сентября 1939 г.»

Так ушел из жизни человек, открывший целый мир, лежащий за пределами нашего сознания. Невероятно, но будучи архискептиком по отношению ко всему сверхъестественному, он задолго до трагического исхода точно предсказал дату своей кончины.




Александр Потапов

Главная | О газете | Справка | Клуб | Архив | Книги | Ссылки | Жезлы Гора